Цветное лицо стеклянного фасада

14 января 2015 - Фасады.pro
Цветное лицо стеклянного фасада

Мода на цветную «хрустальность» зданий триумфально шествует по миру. Одни проектировщики и архитекторы с удовольствием используют этот дизайнерский аспект и создают разноцветные стеклянные фасады, привнося в окружающий мир свое видение борьбы с серостью и скукой. Другие – скептически относятся к широкомасштабному применению разноцветного фасадного стекла в современной архитектуре, называя эту дань моде китчем. Получит ли оно дальнейшее распространение в нашей стране и уступит ли яркий цвет место сдержанным тонам? На эту тему рассуждают наши эксперты – архитекторы Иван ВИНОГРАДОВ, директор компании «Творческая мастерская Виноградова», и Анатолий ЦЕЙТЛИН, директор компании «Творческая мастерская 7».

Очарование цветного стекла 
– В современных архитектурных идеях цветное фасадное остекление используется все чаще – оно эффектно преображает офисные и жилые здания. Стекло приносит свет в нашу жизнь, а цвет добавляет ей яркости и разнообразия. Почему бы не использовать многочисленные возможности цветного стекла для вдохновения? Цветное стекло способно превратить обыденные предметы в произведения искусства, но когда речь идет о городском стиле, то хочется понять, нужны ли архитектуре сдержанность и чувство меры? 

Иван ВИНОГРАДОВ: – Наши архитекторы ничем не хуже западных, но те условия, в которых приходится работать, не позволяют им реализовать свои возможности. Все приходится адаптировать под финансовые реалии заказчиков. При таком подходе Минск не скоро станет настоящей европейской столицей. 

Анатолий ЦЕЙТЛИН: – Даже при строительстве престижных зданий в центре белорусской столицы инвесторы руководствуются в первую очередь не соображениями значимости, эстетики, перспективности вложений, а принципом сиюминутной экономии. Пока у нас стараются сделать все как можно дешевле, заменяя импортные материалы отечественными, которые не всегда оказываются качественными. Бывает, что сроки строительства и средства начинают поджимать и закупается совсем не то стекло, которое запланировал архитектор – в итоге получается совершенно иной эстетический результат. Принцип «придумывайте из того, что есть» в данном случае положительно не работает. Это неправильно, ведь именно затраты на эстетику и архитектурный облик способны принести в дальнейшем существенную финансовую отдачу. 

Иван ВИНОГРАДОВ: – Если архитектор создает шедевр, то рыночная цена такого здания увеличивается в разы. К сожалению, все устремления наших инвесторов сводятся к желанию построить, сдать в аренду или продать, получив свою прибыль. Сегодня на тендерах выигрывает тот, кто предлагает привлекательную низкую цену. Вопрос качества при этом абсолютно не учитывается. 

Гармония – главная составляющая 
– На глазах вырастают в Минске здания, облицованные цветным стеклом. За примерами далеко ходить не надо: бизнес-центр «Титан», гостиница «Виктория», торговый центр «Европа» и т.д. Вписываются ли они в существующую застройку? 

Иван ВИНОГРАДОВ: – Игры с прозрачностью и отражением проникают в современную архитектуру и в нашей стране, хотя в целом застройщики пока не готовы платить за подобные излишества. Любопытны эффекты в одной из первых построек Москва-сити – высотном здании, к которому выходит пешеходный мост «Багратион». Коридор, ведущий с моста, облицован темным зеркальным стеклом, и идущий по нему человек может наблюдать за своим отражением. Через некоторое время отражение исчезает, и на секунду зритель оказывается в недоумении – пока не поймет, что это так мастерски сделан переход из коридора в холл: расширение становится заметным не сразу. 

Это явный пример того, как стекло может органично вписаться в любую композицию. К примеру, даже его использование в исторической части города совершенно не мешает восприятию наследия прошлых веков. Небоскребы прекрасно сочетаются с исторической застройкой, если содержат в себе много стекла. В Нью-Йорке на Манхэттене старинные здания прекрасно сочетаются с высотками по 60 этажей, и в их восприятии нет никакого напряжения, потому что остекление придает фасадам прозрачность и легкость. 

Анатолий ЦЕЙТЛИН: – Дополню это примером Лондона, в центральной части которого преобладают здания в викторианском стиле. Архитекторы смогли сохранить исторический колорит, при этом добавив в него современные детали из сплошного стекла или алюминия с вкраплениями элементов из натурального камня. Так что у меня нет сомнений в том, что можно гармонизировать любые составляющие. И получится просто замечательно! 

Но не стоит забывать, что там, где речь идет о творчестве, вкусах, стилях и т.п., быть объективным – весьма сложная задача. Тем не менее определенный вкус должен быть у каждого архитектора. И если он идет в ногу со временем, то будет понимать, что современная архитектура – это симфония света и цвета, воплощенная прежде всего в стекле. Посмотрите на современные здания, возводимые в мировых столицах – в рамках любых национальных школ архитектуры фасады элитных зданий, как правило, реализуются в витражах. В облике Минска стекло все еще остается скорее исключением, чем правилом. Центр столицы застраивается огромными торговыми комплексами, административными зданиями, где используются самые дешевые отделочные материалы. Получившуюся безликость потом пытаются ярко раскрасить… Но архитектура – не настенные рисунки. Это искусство. Можно соблюсти пропорции, придать зданию современные формы, но если не заложены прогрессивные конструктивные материалы, объект все равно будет выглядеть убого. 

– Получается, что гармонии эстетики и функции достичь не всегда удается… 

Анатолий ЦЕЙТЛИН: – За каждым современным материалом стоит технологический процесс, который нужно выдержать от начала и до конца. Взять хотя бы витражи, остекленные фасады – это же и система водоотвода, и тепловая защита. Их нужно использовать целиком. У нас же покупают только рамы и стеклопакеты. Но это же нонсенс! – Хорошую архитектуру делают материалы, а хорошие материалы – это деньги. 

Анатолий ЦЕЙТЛИН: – Западная архитектура очень технократична, и это уже совсем другой уровень. Мы его просто финансово не тянем. Деньги – вот что сегодня определяет, куда архитектура будет двигаться. Хорошую архитектуру делают большие деньги. Каким бы гениальным человек ни был, если ему предоставляют примитивный материал, он не создаст ничего запоминающегося и индивидуального. Уровень профессионализма большинства архитекторов в областных и районных центрах средний. Мы, конечно, стараемся подчеркнуть наличие оставшейся исторической застройки, но в современной архитектуре у нас ничего примечательного нет. И так будет продолжаться еще довольно долго, пока не придут инвесторы со значительными деньгами. А они еще даже в Минске не появились, не говоря об остальных городах Беларуси. 

Иван ВИНОГРАДОВ: – Как бы странно это ни звучало, но сегодня интересные проекты чаще реализуются за бюджетные деньги. К примеру, при строительстве нового физфака БГУ заказчик не поскупился на импортные отделочные материалы – это позволило зданию «заиграть». 

Анатолий ЦЕЙТЛИН: – Почему мы можем себе позволить синее, зеленое, коричневое стекло? Потому что на Западе оно уже не котируется, спрос на такое стекло упал, и цена тоже. А тенденции современной архитектуры – возврат к обычному слегка тонированному стеклу. 

Проблема не только в финансировании 
– Шейх Дубая окончил Гарвардский университет, получив степень доктора наук. Заметно, что архитектурная политика, проводимая им, соответствует его мировоззрению и вкусу... 

Анатолий ЦЕЙТЛИН: – А когда приходят инвесторы-лавочники с соответствующим менталитетом, то изначально становится понятно, что может получиться. Рисовать для них проект, от которого они заведомо откажутся, бессмысленно. 

Наша архитектура всегда выражала в своей форме экономическую мощь государства. К примеру, сталинская архитектура – это тенденции неоклассицизма, дающего иллюзию богатства. Если рассматривать проблему глубже, то влияет на ситуацию и кадровый дефицит: проектировщиков самого продуктивного, среднего возраста очень мало, а молодежь думает больше о заработке. Наконец, есть еще одна проблема, связанная с существующими у нас правилами сдачи объектов в эксплуатацию, – штурмовщина и отчаянная борьба за экономию. 

Без права на ошибку 
– Отставание от требований времени, дефицит квалифицированных проектировщиков, неудовлетворительное качество подготовки монтажников приводят к нелицеприятным фактам обрушения цветных фасадов в Минске (Дворец водного спорта). Такие случаи были также в Бресте и Гомеле. 

Анатолий ЦЕЙТЛИН: – Цветное стекло требует к себе особого подхода. Есть такой термин – тепловой удар, при котором эмалит (часть покрытия стекла) лопается. Происходит это оттого, что подрядчик не учитывает температурную нагрузку южной стороны фасада. Приведу простой пример. Во время посещения коллег из Вильнюса меня поразило, что для любого проекта они выстраивают диаграммы, для каждой стороны фасада просчитывают тепловую нагрузку, в соответствии с которой подбирают толщину стекла. Получается, что для фасада, ориентированного на солнечную сторону, будет использоваться более плотное и толстое стекло, чем для фасада на северной стороне. Это позволяет экономить на материалах и создавать действительно качественные долговечные архитектурные шедевры. 

Иван ВИНОГРАДОВ: – У нас компании, которые выигрывают тендеры на остекление фасада, в лучшем случае имеют в штате «технаря», который понятия не имеет о том, что можно на одном здании применять одинаковое внешне остекление, но которое будет отличаться на разных сторонах света техническими характеристиками. 

Анатолий ЦЕЙТЛИН: – Наша мастерская старается не использовать в своих работах цветное стекло. Причин много, и одна из них заключается в его светопропускной способности. Яркий пример – здание факультета международных отношений БГУ возле вокзала. При его проектировании были дискуссии, что из-за небольшого количества солнечных дней в аудитории будет темно, а это приведет к повышенным затратам электроэнергии. Чтобы стекло на сторонах фасада, ориентированных на юг, могло отражать тепло, мы хотели сделать его с зеркальной светоотражающей поверхностью. Но такое остекление оказалось очень дорогим, отойти от решения было тяжело, и сегодня мы имеем то, что имеем. В бизнес-центре «Титан» (наше произведение) по той же причине лопнуло стекло на 90 участках фасада. Каждая из таких фирм-подрядчиков должна иметь конструкторское бюро, которое обязано заниматься подобными расчетами. Мы, архитекторы, придумаем идею. И если у нас мысль «зашкаливает», то конструкторы и проектировщики должны или объяснить нам невозможность реализации проекта, или найти способ реализовать эту идею. У них есть конструкторы – чистые технари, которые в основном занимаются несущей основой витража, каркасом, балками, стойками. Что касается самих стеклопакетов, то наблюдается эшелонированный подход к технологии. Увы, это белорусские реалии. 

Иван ВИНОГРАДОВ: – Чтобы сделать Минск настоящей европейской столицей, европейскими должны стать правила градостроительной деятельности, поднимающие на необходимую высоту планку требований ко всем участникам строительства.
 
 

 

Автор: «Мастерская. ОКОННЫЙ РЫНОК»

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

СИАЛ
Paroc